Курджипс

Опубликовано Иван Новиков в

Погодное невезение. Курджипс и аммониты, которые сначала были собакитами. И немного о взаимоотношениях Acanthohoplites, Hypacanthoplites, Diadochoceras.

Ссылка на схемку, которую я составил для себя по некоторым поздним представителям Parahoplitidae (если кому лень читать до конца).

 Весной мы с супругой решили приучать детей к охоте на аммонитов. В начале апреля кроме ЮФО ничего в голову не приходило и мы, захватив друзей, на двух машинах отправились на Северный Кавказ. Тем более, что мои коллеги по научно-медицинской линии любезно пообещали нам казачью хату для безвозмездного проживания в поселке Гуамка. Летом этот пустующий дом использовался для массовых мероприятий общественного объединения скалолазов, а вне сезона почти не был востребован.

 Сразу оговорюсь — нам катастрофически не повезло! Никакой «охоты» не получилось. Когда после восемнадцати часов управления автомобилем свет фар наконец стал выхватывать резкие склоны кавказских предгорий, оказалось, что они буквально завалены снегом несмотря на то, что в Краснодаре уже было по-летнему тепло! Так снег толком и не растаял до конца той поездки. Приходилось довольствоваться весьма мокрыми прогулками вдоль рек — «по низам», и категорически забыть про поход за конкрециями с аммонитами по руслам ручьев.



Холодный апрель. Снег и туман. На въезде в Гуамку.

При таких раскладах мы неумолимо должны были бы остаться без аммонитов. Но неожиданно наши самостоятельные поиски заменило удачное коммерческое приобретение нескольких целых конкреций. В один из тоскливых вечеров к нашей калитке подъехал лифтованный пикап. Местные покатушечники прознали, что в хате при въезде в поселок поселились геологи с детьми. Один из них (имя я по понятным мотивам не указываю) в надежде заработать решил предложить нам камни. По предыдущему посещению Гуамки я уже вычислил, что местные промышляют на притоках Курджипса. Это было понятно уже из того факта, что на туристической площадке (той, что перед станцией узкоколейки) можно приобрести с лотков аммонитов практически в любых количествах, но весьма посредственно препарированных. Стало немного обидно, что эти конкреции тоже попадут к местным мастерам молотка и зубила, и я решил скрасить «томные» отпускные вечера и умордовать их самолично, хотя опыта художественного препарирования фауны до описываемого момента не имел. На самом деле мне стало интересно в процессе раскрытия подсмотреть структуру конкреций и взаимную ориентировку индивидов в их объёме. Одновременно хотелось разобраться с вопросами диагностики и изучить видовой состав. В конце концов, я же владелец небольшого магазина! Из приобретенного материала то, что по своей неопытности не разобью — размещу в коллекции и на прилавке. Итак, хлопнули по рукам и перегрузили 10-15 килограммовые караваи из кузова пикапа в багажник логана.

Естественно, что «автор образцов» не раскрыл мне привязок тех мест, где он взял такое палеонтологическое изобилие. На прямой вопрос — небрежно махнув рукой в сторону полей выхода юры. Обманщик… Но про кое-какие особенности залегания он все-таки обмолвился. Благодаря чему уже в июне, буквально на выходные, я во второй раз приезжал обратно на Курджипс с целью найти коренные источники конкреций. И это уже только для удовлетворения околонаучного любопытства, потому как приобретенными аммонитами я теперь насыщен на многие-многие годы.

Вокруг Курджипса по склонам оврагов торчат из альбских песков (которые теперь аптские пески) такие конкреции-монстры, похожие на гигантские каменные пушечные ядра. Они бесполезны, так как даже если в центре такого ядра существует одинокий экземпляр аммонита, то трудозатраты на его извлечение слишком высоки. Это многие часы работы с хорошим инструментом.

Имея на руках геологическую карту, я достаточно быстро отыскал местечко, где промышлял мой давешний продавец конкреций. Это бывший базальный горизонт альбских отложений. По новой схеме стратиграфического деления, насколько я разобрался в фактуре, теперь это базальный горизонт самой верхней и преимущественно песчаной толщи апта. Горизонт распространен почти повсеместно от Белой до западных пределов терригенного апта, но далеко не везде обнажен. Он представлен комковатыми песчанистыми известняками и конкрециями песчаника с карбонатным цементом (кальцит и кальцит с сидеритом), иногда значительно пиритизированными. Конкреции заключены в известняки, тоже с изрядным содержанием сульфидов в нижней части. Большая часть конкреций тяготеет к подошве известняков. В самой толще известняков между двух прослоев ракушечного перламутрового детрита попадаются обособленные и слегка окатанные крупные аммониты. Простенькое описание этого слоя есть и у классиков.


Фрагмент текста из Атласа нижнемеловой фауны Северного Кавказа и Крыма. 1960 год.

Для чего мне все это было нужно? Для того, чтобы подтвердить многократный перемыв, приведший к возникновению конкреций нескольких (преимущественно двух) генераций. Дело в том, что на момент второго посещения Кавказа в этом году, мой рабочий стол (тот, который деревянный) перестал меня устраивать. Попытка приобрести опыт самостоятельного препарирования раковин аммонитов вполне удалась! А в купленных конкрециях индивидов оказалось много. Очень много! Очень-очень много!

Аммониты практически поработили меня! Они были везде. На работе в НИИ, дома на кухне, в сарае, в мастерской, в кабинете. Они раскладывались в соответствии с их морфологией, размером, условными родственными взаимоотношениями. Они занимали площадь и создавали длинные «дорожки» сходных и переходных форм. Предпринимаемая периодически попытка их упаковать и убрать разбивалась о невнятные описания видов в существующих источниках литературы. (Нельзя же упаковывать недоопределенные аммониты — Вы со мной согласитесь?) Ситуация с диагностикой осложнялась наличием экземпляров из разных биостратиграфических зон в одной конкреции. Мне хотелось убедиться, что это не хаос. Вот и пришлось ехать в микроскопическое двухдневное поле, чтоб разобраться на местах и побегать не по ручьям, как бегает большинство любителей-палеонтологов в тех местах, а по локальным водоразделам.

Рабочий стол. В поле зрения приблизительно десятая часть тех индивидов, что получились после экстракции из конкреций. Запечатлен момент, когда осмысление понемногу наступает – и на столе появляются «кучки». Кстати, из инструментов у меня были: плиткорез, советский керн-метчик, твердосплавное шильце, молоток, ну и большие кусачки для перекусывания цепей – в качестве давилки. Думаю, что стесняться нечего, и мои аммониты получились не сильно уж хуже чем у профессионалов.

Далее — небольшой монолог, не очень интересный тем, кто не увлекается аммонитами (предупреждение).

Дисклеймер. Не стоит рассматривать этот текст как научную публикацию. Автор немного разбирается в уровнях доказательности и прекрасно понимает, что нижеследующий текст не более чем «беглый взгляд со стороны».

Результатом самостоятельного препарирования и полевого выезда явилось формирование моего сугубо личного мнения о непрерывности переходных форм от Acanthohoplites nolani к аммонитам рода Diadochoceras. Собственно говоря, когда эта непрерывность стала для меня очевидной, то стали понятны стоны и чертыхания палеонтологов-любителей на сайте ammonit.ru при попытке определить до вида очередной Acanthohoplites sp. — «вроде бы похожий, но немножко отличающийся от десяти предыдущих». Эта непрерывность всегда приводила к невнятности описаний, «размытию» определения вида и проблемам с диагностикой.

Второе, полученное мной представление — о происхождении рода Hypacanthoplites. Сейчас я практически уверен, чтоHypacanthoplites (по крайней мере, Hypacanthoplites jacobi) не является продуктом эволюции во времени или отдельной ветвью, отошедшей от Acanthohoplites и некоторое время развивавшейся с ней параллельно. А являются они, как этот вид, так и его предшественники — наиболее устойчивым гибридом между Acanthohoplites и Diadochoceras. Видимо, в некоторый момент слегка разошедшиеся ветви этих двух родов вновь получили возможность скрещиваться, что сделало геном пластичным и очень нестабильным. В онтогенезе одного аммонита-помеси могли несколько раз проявляться гены «бабушки» другого рода, а потом – спонтанно затухать. В такой ситуации наиболее стабильные последовательности ДНК, способные ограничить вид, как правило, наиболее консервативны. И наиболее устойчивый гибрид – Hypacanthoplites, переживший своих прародителей, действительно был их существенно проще, судя по лопастной линии на аналогичных оборотах.

В качестве графической иллюстрации, кому стало интересно – ловите схемку с простенькими относительными описаниями из моего «полевого дневника»: Acanthohoplites_Hypacanthoplites_Diadochoceras.pdf

Это изображение имеет пустой атрибут alt; его имя файла - Acanthohoplites-Hypacanthoplites-Diadochoceras-phylogeny_i.jpg
Концептуально схема действительно была нарисована непосредственно в полевых условиях. Дома только перерисовал в кореле и вместо кривых зарисовок вставил фотографии аммонитов. Оставил «кривенькие» полевые заметки текстом.

Сразу оговорюсь, что биологическую корректность я не соблюдал — накидал графику исключительно для своего использования. Приятно иногда побыть безответственным «торговцем аммонитами», а вовсе не ученым. Можно на абсолютно дилетантском уровне нести любую антинаучную ересь в духе РАЕН, съездив всего пару раз на Кавказ. Да… Но теперь, правда, глупо не поделиться с другими интересующимися. Так что же? Все промежуточные по морфологии виды от A. nolani к D. nodosocostatum — это не виды? Прекрасно понимаю, что невозможно разом перечеркнуть несколько таксонов разных рангов, которые старательно (а не с таким подходом к делу как у меня) описывались профессионалами с 60-х годов прошлого столетия. Не в моей компетенции этот вопрос. Но я абсолютно уверен, что даже у палеонтолога который всю жизнь занимается клансейскими аммонитами возникали некоторые сомнения в рангах назначаемых таксонов. Сомнения просто не могут не могут не возникать, когда разглядываешь дикое многообразие очень близких «видов» в одной конкреции. Можно взять три индивида, два из которых будут абсолютно эквивалентны друг-другу, за исключением, ну… например, поздней четверти третьего оборота, т.е. — только на незначительной части ювенильной стадии. При этом сектор, соответствующий этой четверти оборота, будучи найденным отдельно от всего остального в изолированной форме — абсолютно идентичен третьему организму на любой фазе онтогенеза. Нет проблем, если такая плавная изменчивость характеризовала бы эволюционные метаморфозы, происходившие во времени, а конкреции при этом представляли бы собой продукт перемыва сложного кумулятивного слоя. Ну, либо близкие виды-подвиды развивались в относительно долговременно изолированных бассейнах. Но тут совершенно явно все промежуточные морфотипы одновременно существовали бок о бок.

Я практически уверен, что избыточно пластичный, геном A. nolani достаточно хаотично встраивал в себя гены D. nodosocostatum, с которым получил возможность скрещиваться. Наиболее очевидные заимствованные «пришлые» гены отвечали за:
— доминирование главных ребер над второстепенными,
— подавление второстепенных ребер,
— развитие бугорков в комплексе с коробчатым профилем главного ребра (ген «диадемы»),
— различие морфологии раковины на молодых и зрелых оборотах.

При этом, Acanthohoplites менее эффективно подавлял пришлые гены в юном возрасте. Спонтанная, а иногда и регулярная, экспрессия чужих генов приводила к аномалиям на ранних оборотах чаще.

И еще раз, чтоб не подниматься наверх, ловите схемку с моими мыслями по филогенетическим взаимоотношениям этих зверей: Late_Parahoplitidae_genome_instability.pdf

Это изображение имеет пустой атрибут alt; его имя файла - Late-Parahoplitidae-genome-instability-phylogeny_i.jpg

На всякий случай напишу свою почту, если кто-то из палеонтологов захочет бросить в меня камень: toiaia@rambler.ru

И в заключение добавлю еще немного своих мыслей по поводу увиденного и его противоречий с описанным в литературе. Палеонтология постоянно чуть-чуть отстает от биологии, являясь ее направлением. Сейчас современная биология очень-очень тяжело, превозмогая косность и авторитет классических школ, вынужденно отходит от самого понятия биологического вида. В бактериологии, например, это низложение практически уже произошло. Стало ясно, что важны активные гены и их сочетание в каждом конкретном случае, именно они определяют свойства и внешний вид. Но даже и до этого новейшего этапа развития науки уже в 50-х существовало понимание о запрещении выделения вида в системах с непрерывными вариантами морфотипов между «А» и «Б». Конечно же, палеонтологу тяжелее соблюсти это запрещение, чем зоологу, например. У зоолога вся популяция перед глазами, а палеонтолог может выхватить только пять достаточно отличных друг от друга вариантов из непрерывного ряда и не соблюсти это правило — описать пять новых видов. Не со зла, а от недостатка информации. Хотя диссертации с таким подходом защищать опять-таки удобнее (беззлобная шутка).

Будущее для палеонтологии на примере взаимоотношений Acanthohoplites, Diadochoceras и Hypacanthoplites заключается в переложении численной индексации только на морфологию (так как генетические исследования невозможны). В экспертную систему забрасывается все множество фотографий или 3D-снимков аммонитов, подозреваемых в принадлежности к одному высшему таксону. В данном случае — Parahoplitidae. Система сама, подчеркиваю — сама, их кластеризует и выделяет наиболее стабильные ключевые организмы. В понимании нынешней биологии они и есть осевые виды, т.е. наиболее распространенные и наименее изменчивые. Уверен, что и Acanthohoplites nolani, и Hypacanthoplites jacobi, и Diadochoceras nodosocostatum подошли бы в качестве ключевых видов при использовании искусственного интеллекта. Ведь они действительно морфологически «стабильны» — безоговорочно узнаваемы в сообществе с первого взгляда. И вот тогда машинное описание любого организма, из множества обсуждаемого выше, имело бы объективный индексированный вид: A30%+D55%+H15% (не путать с видами-индексами из биостратиграфии). А для продвинутого описания подобный индекс мог бы вычисляться как функция от стадии развития индивида. И ведь это уже не фантастика. Нейросетевые системы глубокого обучения доступны каждому заинтересованному специалисту, 3D-сканнеры производятся серийно. Просто этим еще не занялся какой-нибудь аспирант-палеонтолог. А зря!

С полнейшим и искренним уважением к палеонтологам, не претендуя на что-либо большее, чем просто мысли вслух,
Новиков Иван Александрович, 2019

jQuery(document).ready(function($) { $( "#place_order" ).on('click', function() { ym(53487508,'reachGoal','PLACE_ORDER') });
× Напишите нам